Подводный мир детского «Жемчуга»

В этой статье вы не найдете информации о том, что у нас лучшее оборудование, лучшие врачи… Это и так очевидно. Нескромно – скажете вы, ну, а как по-другому, если работаешь с детьми. Детям все самое лучшее! Хочется рассказать о другой жизни детского "Жемчуга", о том, что находится под водой и скрыто от глаз.
Для нас каждый день – это отлаженный цикличный процесс: обработка, подготовка, прием, обработка. Как в жемчужном колье бусины нанизаны на нить и находятся в жесткой спайке. Наш центр – большой аквариум, подводный мир, со своими правилами, уставами, стандартами. Хочется делать для пациентов свою работу так, чтобы потом не было ни больно, ни стыдно. И, могу заверить, нам пока это удается. А подводные камни есть у всех, ибо не ошибается тот, кто не работает.

Ортодонты – романтики, мыслители. Процесс ортодонтического лечения растянут во времени и крайне непредсказуем. Вообще работа с растущим организмом – та еще лотерея, сложно наперед спрогнозировать исход лечения. Это только кажется на первый взгляд, что проблема в неправильном прикусе или криво растущем зубе, а на деле все в нашем организме взаимосвязано: зубы, челюсти, голова, позвоночник. Поэтому здесь крайне важен мультидисциплинарный подход, сотрудничество с лорами, остеопатами и другими специалистами. Все наши врачи – молодые женщины и немудрено, что в год пятилетия детского «Жемчуга» два ортодонта уходят в декрет. Мы верим, что они обязательно вернутся в строй с новым восприятием маленьких пациентов через призму материнства.
ОЛЬГА МИРОШНИЧЕНКО: В детстве я не ходила к стоматологу. Моя улыбка была идеальна уже тогда. А профессию выбрала по настоянию мамы. Не смогла ей отказать, о чем, кстати, не жалею.
В душе я всегда остаюсь ребенком – это и есть секрет продуктивного контакта с детьми. Да, я считаю себя настоящей зубной феей и не стесняюсь об этом сказать. А мои маленькие пациенты изо дня в день учат нас терпению и доброте.

ТАТЬЯНА ЗЕЛЕНИНА: В детстве была очень некрасивой, страдала от этого. Сама стала придумывать упражнения для лица, чтобы похорошеть. Мечтала о том, что буду делать людей красивыми.
Дети – самые лучшие учителя. Они ненавязчиво демонстрируют нам наши же проблемы, и волей-неволей приходится искать пути их решения. Не отмахнешься. Чистое сознание деток позволяет им задавать правильные вопросы.

Терапевты – больше завоеватели: увидели – вылечили. Все, казалось бы, понятно. Есть проблема – есть конкретное решение, но не тут-то было. Ведь возраст наших маленьких «непоседливых рыбок»: 4-10 лет. Врачи воистину выполняют ювелирную работу, так как заговорить, усмирить маленького «шилопопика» и при этом избавить его от зубной проблемы – высший пилотаж. Инструменты работают на больших скоростях, а детки, в большинстве своем, очень недолюбливают вмешательства такого рода.
ЕЛЕНА ЗЫРЯНОВА: Воспитатель в детском саду – вот к чему стремилась моя душа. Но жизнь распорядилась иначе...Сначала получила среднее медицинское образование, а потом созрело решение стать врачом-стоматологом.
У меня никогда не было проблем в общении с детьми, но сейчас, когда появилась собственная доченька, я много работаю над собой, изучаю психологию детского возраста и пытаюсь разговаривать на понятном им языке. Так слюноотсос у нас превращается в «слоника», анестезия – в «варенье» и «сонную водичку», а пломба – в «волшебный пластилин»!

ВИКТОРИЯ ИСАЕНКОВА: Так как мои родители – зубные техники, я частенько была у них в лаборатории. С детства мечтала о том, что когда вырасту – стану стоматологом, буду работать с родителями, увеличу их зарплату, чтобы они покупали игрушки.
Чтобы ребенок тебе доверял, нужно начать с ним непринужденный разговор, узнать, как дела, чем любит заниматься. Из ответов можно сложить картину настроения ребенка и дальше действовать по обстоятельствам. Стараюсь придумать сказку, где ребенок будет героем-победителем.

МАРИЯ ПОГОНИНА: Из окна квартиры была видна стоматологическая поликлиника. Мне всегда было интересно, что же они там делают. Осознанное желание появилось в 10 классе.
Люблю детей, они отвечают тем же. Я скорее чувствую себя их другом. Дети не видят во мне злобы. Многие называют зубной феей.

Гигиенисты Красной нитью через весь лечебный процесс проходят профилактика и профессиональная гигиена. Мы с 1992 года (появление «Жемчуга») пытаемся привить культуру профилактических осмотров с целью минимизировать стоматологические проблемы. Гигиенист как, «гномик на руднике», ежедневно работает с «золотой пылью» (налет) и «бриллиантами» (отложения). Все эти «богатства» тщательно собираются с зубов маленьких и не очень маленьких пациентов, а взамен они обретают здоровые жемчужные улыбки.
СВЕТЛАНА БАКЛАШКИНА: Профессия выбрала меня сама. По стечению обстоятельств в детстве я жила в доме, где весь первый этаж занимала стоматологическая поликлиника. Играя во дворе, мы часто заглядывали в окна поликлиники. А остатки слепочного материала служили нам мелками для рисования на асфальте.
Как и благодаря чему удается находить общий язык с маленькими пациентами? Умение ладить с ребенком – это необходимая часть работы детского гигиениста. Все близкие отношения строятся на доверии и открытости! Нельзя обманывать детей. Неизвестность рождает страх и, чтобы его преодолеть, необходимо в игровой форме преподносить все манипуляции.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВА: Как и у большинства маленьких детей, у меня был страх перед врачами. В то время были другие технологии и обстановка в кабинете удручающая. Видимо, это и повлияло на мое отношение. В детстве играла с сёстрами в Айболита, наверное, оттуда и пошло мое желание связать жизнь с медициной.
Всегда стараюсь общаться с детьми на их языке, чтобы они меня понимали и доверяли. Они учат меня искренности, безусловной любви (это когда любят не за что-то, а просто потому что ты есть).

Ассистенты, рентгенологи, санитарки – это сотрудники, работа которых, на первый взгляд, как будто не видна, но без них часовой механизм однозначно бы встал. Ассистенты врача в 4 руки с доктором делают все, чтобы манипуляции были менее заметны для ребенка. Рентгенологи буквально взглядом просвечивают детские улыбки и в этом им помогают новейшие аппараты. Санитарки – наши феи (не путать с зубными) чистоты, пристально следят за порядком в детском "Жемчуге". К слову сказать, наша игровая комната существует специально для того, чтобы маленькие пациенты расслабились, и нередко в ней царит хаос. И тут по мановению волшебной палочки... ой, швабры, все превращается в порядок.

Регистратура Очень много наших статей посвящено лечению, новым технологиям, адаптации, стерильности, командной работе, но ни разу мы не упоминали о таком важном звене, как регистратура. А ведь они – «лицо жемчужного царства». Глядя на них, родители и дети составляют первое впечатление о центре. Все наши регистраторы – сами мамы, и концепция их работы держится на трех китах: стрессоустойчивость, лояльность и коммуникабельность.

Редкие осмотры у стоматолога – это прямой путь к тому, чтобы у ребенка сложилось негативное отношение к зубному, так как запущенные ситуации родители хотят вылечить "одним махом", не реагируя на психологическое состояние ребенка. Большинство из нас живет по принципу: "Проблемы нужно решать по мере поступления". Но согласитесь, куда проще отдать весьма скромную сумму за осмотр раз в полгода, чем потратить потом целое состояние за санацию.